Дорога в Product Management. Интервью с Андреем Королем

Andrei Karol — CTO в Cardiolyse. Прошел обучение управлению продуктами в Product School by Zeo University and Google. Сертифицированный Project Manager Professional (by PMI) с 2012 года. Руководил продуктами и проектами в сфере медицины, социальных медиа, мобильных приложений и здорового образа жизни. Мы пообщались с Андреем о его пути от младшего научного сотрудника в институте ядерных исследований до СТО успешного стартапа.

andrei-karol-2

Андрей, давай пройдемся по твоей биографии, она не самая стандартная. Где ты родился? В Белоруссии?

— Всё немного сложнее. Я родился в Риге, столице Латвии. Жил там целый год, а потом переехал в Белоруссию и прожил там всю юность.

Большую часть которой ты, как понимаю, учился: получал президентскую стипендию, а потом и PhD по технической специальности?

— Это не совсем PHD, к сожалению, это просто законченная аспирантура. Я не защитился. В какой-то момент понял, что не готов тратить кучу времени на науку и хочу заниматься бизнесом. Я заканчивал Объединённый институт ядерных исследований в России. Это ведущая организация в бывшем СССР по ядерным исследованиям. Основная задача этого института после распада советского союза состояла в помощи ЦЕРНу (Европейский совет ядерных исследований) в строительстве большого адронного коллайдера. Там мы занимались разработкой программ, которые решают системы полиномиальных уравнений высокого порядка с параметрами.

Ох как сложно, я это и выговорить не могу. Теперь отпал вопрос, почему ты именно СТО в Cardiolyse, но зато появился вопрос зачем тебе был нужен проектный менеджмент?

— Мне всегда это было интересно. После аспирантуры я ушел в бизнес и попал в компанию, которая занималась разработкой инвест-проекта по строительству завода, который должен был производить стальные многогранные опоры инновационного типа. Они позволяли экономить большое количество денег на строительстве высоковольтных линий электропередач. Тогда моя задача, как менеджера проекта, была в том, чтобы наши бумаги, финансовая модель и бизнес план были понятны инвесторам и производителям оборудования. Наверное, с этого стартовала моя любовь к проектному управлению.

Завод, в итоге, построили?

— К сожалению нет. Наступил кризис 2008, упал Lehman Brothers и похоронил много проектов, включая этот. Серьезные инвестиции в этот проект вложены еще не были, поэтому мы довольно просто из него вышли.

 

Lehman Brothers Holdings, Inc. — американский инвестиционный банк, ранее один из ведущих в мире финансовых конгломератов (Прим. ред.)

Lehman Brothers Holdings, Inc. — американский инвестиционный банк, ранее один из ведущих в мире финансовых конгломератов (Прим. ред.)

Это все было в Москве. А как ты переехал в Одессу?

— С этим проектом и переехал. Решил остаться тут, потому что инвесторы сказали, что у них есть площадка и они хотели бы построить этот завод ближе к порту. Да и, скажем по правде, климат у вас хороший. Грех не остаться.

В процессе работы над бизнес-планом завода мы с партнером поняли, что не достаточно хорошо понимаем в логистике и, чтобы подтянуть знания, решили создать небольшую логистическую компанию. С заводом не получилось, но логистический бизнес уже в первый год вышел на нормальную прибыль. Поэтому, какое-то время, достаточно длительное, я занимался логистикой и консалтингом по различным технологическим проектам.

У тебя была логистическая компания (с 2008 по 2014), консалтинговые клиенты и, вдруг, появился Cardiolyse. Как это случилось?

— В какой-то момент я понял, что хочу подтвердить свою квалификацию.

Вообще хороший проектный менеджер всегда сомневается, нужен ли он проекту

Поэтому я решил пройти международную сертификацию. Я подобрал для этого самый распространённый вариант —  PMP. Я благополучно отучился и сдал экзамен. Так случилось, что директором курса подготовки была Anna Starynska (директор Спайдер Украина), которая в будущем стала одним из Co-Founder в Cardiolyse. Именно она пригласила меня работать в проекте.

PMP помог тебе что-то доказать, или ты просто повесил на стену красивый диплом?

— Если честно, ни минуты не жалею, что я его сдал. Это было хорошим способом структурировать свой опыт и подучить что-то новое. Когда ты находишься в обществе профессионалов, ты понимаешь о чем идет речь и можешь выразить мысль на том же языке.

Мне кажется основная ценность PMP в том, что ты начинаешь говорить на одном языке с другими профессионалами.

С какой роли в Cardiolyse ты начинал?

— В начале меня пригласили на роль проектного менеджера, хотя по факту я выполнял роль product owner, мы разрабатывали две части проекта – софт и железо (портативный электрокардиограф) к концу года мы его закончили. Я горжусь этой работой потому, что на тот момент это был самый миниатюрный и самый мощный 6-ти канальный электрокардиограф на рынке. Он был размером с зажигалку.

 Cardiolyse

Какой средний размер электрокардиографов?

— Средний размер где-то с ладонь. А те, что стоят у нас в поликлиниках размером с чемодан.

электрокардиографов

На какой стадии находился проект, когда ты в него попал?

— Это было самое начало проекта. Хотя у нас уже был работающий прототип кардиологического софта, который принес с собой второй co-founder Илья Чайковский. Наша основная задача в начале была — понять каким будет наш продукт, пользователь, где наш рынок, какие подводные камни, нужна ли сертификация, как пользователь будет пользоваться продуктом и так далее. Примерно такие задачи мы решали первые 3-4 месяца. В конечном итоге мы решили остановиться на рынке Великобритании.

На наше решение выбрать целевым рынком Великобританию. повлияло сотрудничество с университетом Oford. Мы стартовали с ними научный проект по анализу электрокардиограмм из Китая. Оксфорд сотрудничает с China Kadoorie Biobank, который наблюдает более полумиллиона человек в течение 30 лет в 6 провинциях Китая. Нашей задачей было анализировать электрокардиограммы снятые в этом проекте, выдавать прогнозы и рекомендации. Одна из особенностей наших алгоритмов в том, что они могут предсказывать наступление серьезных сердечно-сосудистых заболеваний на 3-6 месяцев вперед.

Как дальше развивался проект и менялась твоя роль в нем?

— Через год мы пришли к решению, что необходимо развивать мобильную версию нашего приложения и для этого нужно перенести алгоритмы в Cloud. Мне предложили должность СТО, количество обязанностей возросло и теперь работа включала в себя не только работу с продуктом, но и с потенциальными пользователями, работу с инвесторами которых я погружал в технические подробности продукта, объяснял как он функционирует и т.д.

А дальше?

— Все началось с пивота в 2016 году. Мы решили отказаться от производства железа и сосредоточиться на предоставлении лучшего сервиса в области обработки электрокардиограмм для существующих на рынке приборов. Мы решили предоставлять услуги производителям электрокардиографов, с этой идеей мы участвовали в Битве Стартапов сначала в Одессе, потом в Киеве, где после победы в финале всеукраинской битвы стартапов нас пригласили на TechCrunch в Сан-Франциско в числе 10 лучших украинских стартапов. После победы на UVCA Startup Challenge мы получили возможность бесплатно поехать и выступить на конференции SVOD — одну из крупнейших стартап-конференций мира, которая состоялась в Mountain View.

Это был ценный опыт для нас, побывать в долине, понять как там все функционирует, для чего нужно ехать в долину и какие там правила игры. За это время мы побывали на нескольких крупнейших конференциях, это Collision в Новом Орлеане, Pioneers в Вене, плюс — вошли в топ 70 лучших стартапов Европы.

Дальше ты пошел на курсы от Google по продакт менеджменту. Как это было?

— Украинский офис Google совместно с ZEO University объявил об открытии набора на курсы для продакт-менеджеров. Дальше было 6 этапов отбора, по результатам которых из 2000 заявок отобрали 20 студентов на курс. Шанс попасть на курс был около 1%. Но попасть на курс было легче, чем учиться. Наc ждали 2 месяца зубодробительных занятий. Среднее время сна составляло около 5 часов в день, потому что занятия шли каждый день, часто и в выходные. Мы начинали в 07:00 и заканчивали ближе к 23:00, а на утро уже нужно было принести готовое домашнее задание. Нашими преподавателями были практикующие специалисты из Google, ZEO Alliance, YouTube, SoundCloud, Genesis. На курсе было много маркетингового анализа и UX исследований, а главное — практики по созданию продуктов, приносящих реальную ценность.

Что дало твое обучение Сardiolyse?

Мы стали обращать больше внимания то, как пользователь взаимодействует с продуктом. Как он понимает и использует результаты анализа электрокадиограммы.

Без тесного взаимодействия с пользователем – невозможно построить хороший продукт

Если ты не понимаешь его внутренних мотивов, не можешь посмотреть на продукт его глазами и походить в его мокасинах – продукт не получится.

Что надо делать сейчас нашим студентам, чтобы развиться и сделать что-то крутое? Связанное с продуктами, конечно же.

-Большой опыт передается только от человека к человеку. Я бы посоветовал найти на Facebook и LinkedIn людей, которые занимаются разработкой продукта и подписаться на них, чтобы читать их статьи и погружаться в атмосферу. Скорее всего первое время вам будут непонятны многие термины и их логика. В таком случае могут помочь курсы, которые дадут базу. Конечно, я не могу не упомянуть курс ProductMan, так как делал его как раз с целью обучить коллег создавать продукты. Но если времени погрузиться в Product management с головой сейчас нет, я бы посоветовал посмотреть варианты онлайн-курсов и чтение базовых книг по разработке продукта. Например, 4 шага к озарению Стива Бланка и Lean Startup – Эрика Риса. Главное, старайтесь пробовать на практике все, что вы слышите или читаете. Это самое важное!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.